История нашей земли

Башкиры — коренное население нашего края. Бассейн Западного Ика и нижнее
течение Белой занимали племена: киргиз, елан (йылан), байлар, канглы и
другие. Племя елан подразделялось на роды: эске-елан (эске йы-лан),
идель-елан, кыр-елан. Род кыр-елан вел кочевой фаз жизни восточнее
Западного Ика. Люди края занимались кочевым скотоводством, охотой,
рыбной ловлей и бортничеством.

В 1557 году, после завоевания
Казанского ханства, некоторые башкирские роды и племена, привлеченные
посулами царя, приняли русское подданство.
Если до этого башкиры жили
обособленными племенами и родами, то в составе Русского государства они
были объединены в общую территорию — Уфимский уезд, который делился на
четыре административных округа — дороги (даруги). Западная часть
Башкирии входила в Казанскую дорогу. Родовые объединения башкир были
названы волостями. Обширная Кыр-Иланская волость включала значительные
части территории нынешних Туймазинского, Шаранского и Бакалинского
районов. Западная часть округа в пределах деревень: Вятки, Аблаево,
Тукмак-Каран входила в Киргизскую волость. Район деревни Московки — в
Байлярскую волость, деревни Балтаево, Тюпкильды, Ермухаметово,
Токтагулово, Кандры-Кулево, Кандры-Кутуево, Урмекеево, Чукадытамак,
Кармалы-Губеево — Кайлинскую волость, Арсланбеково, Сайраново,
Чукадыбашево — в Кубовскую волость.
Возникновение поселений (деревень, аулов) началось задолго до XVI века и
связано
с зарождением земледелия. Деревни обычно назывались по именам их
основателей или просто старшего в роде. Например: Балтаево,
Ильчимбетово, Ермухаметово, Тюпкильды, Тюменяк.
Реже деревни
назывались по характерной особенности местности: Киндек-Тамак (устье
подземного русла реки) или унаследовали названия речек (Бишинды,
Туймазы).

Обширные пространства Башкортостана в те времена были мало
заселены. В. А. Новиков в «Сборнике материалов для истории уфимского
дворянства» сообщает, что в 1629 году насчитывалось лишь 888 башкирских
дворов. Видимо, эти данные слишком занижены. Однако и сто с лишним лет
спустя численность населения оставалось невысокой. По данным Уфимской
провинциальной канцелярии, в 1743 году в 16 волостях Казанской дороги
насчитывалось 853 деревни с 9239 дворами. (Для сравнения: Туймазинский
район в 1930 году объединял 238 деревень с 20410 дворами).
Первое
время после присоединения к России земли башкир находились в вотчинном
владении общин без раздела их между семьями и лишь скот был во владении
отдельных семей. Затем родовые общины стали делиться на более мелкие
самостоятельные административные единицы — вотчины. По данным припускных
записей XVIII века, в Кыр-Иланской волости было 10 таких вотчин.
Соборным
уложением 1649 года запрещалось кому бы то ни было покупать, а башкирам
продавать свои земли. В связи с этим возникает новая форма пользования
башкирскими землями в виде припусков аренды. Припущенниками были
ясачные и служилые татары, мишари, башкиры, иногда марийцы, мордва,
чуваши. Припускные записи характеризуют мотивы припусков и аренды, а
также земельные отношения между башкирами-вотчинниками,
припущенниками-башкирами и другими народностями. Чаще всего припуск
совершался из-за тяжелых материальных условий вотчинников, а иногда и с
целью обогащения.
Сенат Указом от 11 февраля 1736 года дозволил
разным лицам приобретать башкирские земли, как офицерам и дворянам, так и
купцам, а также помещикам переселять в Башкирию своих крестьян.
А в
1745 году государственная Берг-Коллегия разрешила всем желающим строить
на Южном Урале заводы. Это усилило процесс земледельческой и
горнозаводской колонизации края и создало условия для развития
дворянского поместного землевладения на башкирских землях. Вскоре сюда
большим потоком хлынули купцы, заводчики, дворяне, помещики, других
мастей захребетники с единственной целью — нажиться. На землях башкир
Кыр-Иланской и Кайлинской волостей нашли незначительные запасы медной
руды. За короткое время один за другим возводятся четыре медеплавильных
завода.
В 1752 году туляне Красильниковы начинают строить
Архангельский медеплавильный завод на реке Шаране. В том же году начал
строить медеплавильный завод на речке Кидаш купец из поволжского городка
Балахна И. Г. Осокин.
Строили заводы крепостные, купленные Осокиным у
помещиков центральных губерний, и местное население. Кроме них здесь
нашли себе приют беглые (непомнящие родства) и раскольники.
Это был
первый массовый приток русского крепостного населения в Кыр-Иланскую
волость. Горнозаводская колонизация нарушила вековую тишину края.
Строили одновременно церковь, завод и жилища. 21 февраля 1754 года
закипела «огненная’ работа на четырех печах Верхне-Троицкого, а 22
августа на Архангельском (Шаранском) заводах.
В течение 1759-1760
годов И. Осокин построил Нижне-Троицкий и Усень-Ивановский
медеплавильный заводы. Первый пущен в действие 13 сентября, а второй —
29 ноября 1761 года.
С 1764 года на трех заводах Осокина, работало
только крепостных мужского пола 367 человек. Большинство из них жили в
землянках. Лишь кое-кто из них имел свои избы и немудреное хозяйство
Оренбургская
губернская канцелярия (позднее Берг-Коллегия) для строительства
заводов, на первый случай, отводила до 50 десятин башкирских земель.
Затем у местного населения заводовладельцы брали земли в аренду и
покупали по ничтожно низким ценам.
1756 год. Декабря 17. Башкиры
Кыр-Иланской волости деревень Абдуловой Таймашевой, Ташлы, Самсыковой,
Кулбаевой, Бишинды, Ря-Тамак, Шаговой отдали заводчику Осокину свои
вотчинные земли с угодьями в аренду по 10 рублей за год. «И вольно оного
Осокина наследникам его и приказщикам на всякое заводское, дворовое и
хоромное строение и на дрова куренные, кои употребляются ежегодно на
уголь, и на всякие заводские потребности леса всякие рубить, пашню
пахать, сено косить, рыбу ловить, деготь сидеть, хмель щипать, лубья и
скалы драть и всем тем, как кабы они, вотчинники, сами
довольствоваться…».
1762 год. Марта 28. Башкиры Ногайской дороги
Кара-Табынской волости и Казанской дороги Кайлинской волости отдали в
аренду на 60 лет вотчинные земли с угодьями в верховьях реки Усень.
«…А взяли мы, башкиры, напредь за тое вотчинную землю свою от него,
директора Осокина, оборочных денег по договору на каждый год по 5
рублей, а всего 300 рублей. И вольно ему Осокину, и наследника его чрез
людей и крестьян на тех наших уступленных землях с упомянутыми угодьями,
где по открытию божью, всякие руды, металлы и минералы сыскивать и к
тому подобное горное и другое строение строить, и заводы, какие за благо
признаются, заводить, и крестьян селить, и пашню пахать, и лес рубить и
теми всеми угодьями удовольствоваться…».
Таким образом, заводчик
Осокин стал хозяином обширных территорий, простирающихся на многие
десятки километров от заводов. Фактические же хозяева лишь оговорили
себе право заниматься бортничеством в сданных в аренду лесах.
Приобретение такого количества земли и лесов не вызывалось
необходимостью медеплавильного производства, а было алчностью
землевладельца.
Сюда устремились и дворяне. Особененно в этом
преуспели Тевкелевы — крупные землевладельцы и заводчики. По количеству
приобретенных земель им не было равных в России.
В свою очередь
башкирские старшины, сотники и другие чиновники захватывают лучшие
общинные земли, обращают их в частную собственность, закабаляют
вотчинников. Трудовое население края часто выступало против гнета и
произвола властей. Особенно бурно проходила на всей территории Башкирии
Крестьянская война 1773-1775 годов под предводительством Е.И. Пугачева. С
началом восстания один из отрядов повстанцев направился к Троицким
заводам, представлявшим совой своего рода крепости, огражденные
частоколом и с вполне приличным по тому времени вооружением. Опередив
повстанцев, 17 ноября 1773 года сюда прибыла воинская команда во главе с
генерал-майором Ф.Ю. Фрейманом. Из-за малочисленности войска защищать
заводы не стали. Воинская часть ушла, реквизировав имевшееся здесь
оружие. Крепостные рабочие заводов с семьями были вывезены в Казань, а
вольнонаемные распущены по домам. Через несколько дней заводы были
заняты пугачевцами.
Хотя территория нашего района не явилась главной
ареной боевых действий пугачевских отрядов, но не оставалось ни одной
деревни, аула, население которых не примкнуло бы к восставшим. Об этом
свидетельствует ведомость Уфимской провинциальной канцелярии, присланной
в Оренбургскую губернскую канцелярию, о нерусском населении Уфимской
провинции, принимавшем участие в восстании. В этой ведомости указано,
что в восстании
принимали участие 134 башкирских двора Кыр-Иланской волости со старшиной Аптыкеем Московым.
В 1798 году в пределах существующего административного деления вводится
кантонная
система управления. Башкиры и мишари были отнесены к военному сословию.
Из них было сформировано иррегулярное войско. Почти все населенные
пункты нашей волости входили в 12-й 13-й башкирские кантоны.
После
восстания усилилось расхищение башкирских земель в результате
правительственных пожалований за верную службу, скупку и аренды больших
земельных площадей Кыр-Иланской волости.
Владелец Шаранского
медеплавильного завода Красильников в 1783 году взял в аренду земли по
речкам Шарану, Сюню, Тюльгазе. Заводовладелец Осокин к ранее
арендованным им обширным земельным и лесным массивам прикупил в 1789
годах еще два больших земельных участка у башкир Кайлинской и
Кыр-Иланской волостей.
В 1837 году Осокин продал Верхне-Троицкий и
Усень-Ивановский заводы подрядчику и заводовладельцу, греку по
происхождению, Д. Е. Бенардаки. Во время одного из кутежей в Петербурге
Бенардаки выиграл в карты у графа Бобринского (внука Екатерины II от
внебрачного сына) крепостных крестьян сел Ивановского и Епифановского
уездов Тульской губернии. Этих крепостных Бенардаки в 1842 году расселил
на землях купленных заводов. Новые поселения он назвал своим именем и
фамилией, именами своих детей и близких родственников. Так возникли
деревни большая Бенардаки (Николаевка). Малая Бенардаки
(Константиновка), Андреевка (Леонидовка) и 5 поселений в Белебеевском
районе: Елизаветино, Александровка, Екатериновка, Дмитриевка, Анновка. В
1851 году был продан и Нижне-Троицкий завод, который был преобразован в
суконную фабрику.
В числе землевладельцев Кыр-Иланской волости
появляются новые дворянские фамилии: Кротков, Щиголев, Писарев. Эти
помещики на приобретенные поместья переселяют своих крепостных из
центральных губерний.
Кантонный начальник Шагингерей Нагайбаков
угрозой принудил вотчинников Кыр-Иланской волости в 1829 году отдать ему
в аренду на 25 лет лесной массив для производства поташа. Другой
кантонный начальник Шайхильислам Султанов купил в Кыр-Иланской волости у
купца Сазыкина лесной участок в 1000 десятин и построил несколько
поташных заводов (ныне в Шаранском районе у деревни Сакты сохранились
названия местностей и следы этих заводов).
Хлебопашество здесь было
развито слабо. По данным 1785 года, во всем Белебеевской округе под
пашней было занято 23368 десятин. Для сравнения укажем, что в 1890 году
только в одной Тюменякской волости было 28442 десятины пашни но и к
этому времени большое количество земельных угодий все еще оставалось
неосвоенным. В то далекое время рожь была основной культурой
возделывания. Сеяли также пшеницу, овес, ячмень. Овощеводством еще не
занимались. В 1842 году на основании правительственного приказа в 12-м
кантоне было посажено 238 четвертей картофеля.
B 1863 году башкиры,
мишари и тептяри были приравнены в правах с крестьянами. За башкирами
сохранились их вотчинные земли. Мишари и тептяри (в прошлом
припущенники) получали в пользование, а не в собственность, но 30
десятин на душу. А припущенники, не служившие в Башкирском войске — по
15 десятин.
Изменяется и административно-территориальное деление
края. В 1865 году отменяется кантонная система. Из Оренбургской
выделяется Уфимская губерния с шестью уездами. Ликвидируются
родо-племенные волости. Вместо обширной Кыр-Иланской создаются новые,
территориальные Верхне-Бишиндинская, Верхне-Троицкая, Тюменякская.
Чукадытамакская и другие волости.
После «освободительной» реформы еще
больше усилилось расхищение башкирских земель: вначале под видом
«дешевых покупок» — в среднем по рублю за десятину, а затем изъятие
земель у башкир под предлогом излишек. Так были зарезервированы огромные
массивы так называемых казенных земель. Во второй половине 70-х годов
часть этих земель была роздана в виде пожалований генералам и высшим
чиновникам. В результате возникают новые помещечьи имения в
Верхнебишиндинской волости: генерала фон
Кауфмана М.П., надворного
советника Юмина А.Б., в Тюменской волости: генеаролов Казнакова Н. Г.,
Дельсаль А.П. надворного советника Терентьева и другие. Незначительная
часть казенных земель была отведена для заселения переселенцев из
центральной России. Переселенчество в то время приняло массовый
характер. В Верхне-Троицкой волости для этой цели был отведен
Аднагуловский участок в 4241 десятину.
Начиная с 1866 по 1900 годы в
Верхне-Троицкую волость, на казенные земли прибыло 438 крестьянских
переселенческих семей (2855 душ обоего пола). Здесь они основали новые
селения Воздвиженку (Шеллина), Знаменку (Идяк), Ключ Липовый, Ключ
Ольховый (Михайловка), Никитинку, Поздеевку, Успенку. Это были, в
основном, малосостоятельные переселенцы.
Некоторые из переселенцев
обосновались на арендованных землях. Так, между 1895 и 1900 годами
возникли поселки Михайловский, Никитинский 2-й, Мизгиревский. С 1876
года заселяется переселенцами Тюменякская волость. Сюда потянулись более
состоятельные переселенческие товарищества из Казанской, Симбирской,
Самарской, Тамбовской, Рязанской и других губерний. До конца столетия
сюда прибыло 267 крестьянских семей (1813 человек) и основали селения:
Ардатовку, Казанку, Казнаковку, Ново-Александровку, Покровку, Сосновую
Полянку, Урдюк-Николаевку, Хрещатик (Алексеевка).
В статистическом
обзоре за 1896 год дается такая картина местных промышленных предприятий
и торговых заведений, содержавшихся разбогатевшими крестьянами. В
Верхне-Бишиндинской волости имелось: мельниц — 21 и ветряная — в Верхнем
Заитово, кузница, бакалейных лавок — 3, базары в Верхних Бишиндах по
четвергам и в Верхнем Заитово по средам. В Верхне-Троицкой волости:
мельниц водяных — 9, маслобоек — 5, красильное заведение, калачная,
бакалейных лавок — 16, мануфактурных — 2, пивная, винных лавок — 4,
базары в Верхне-Троицком по воскресеньям и Николаевке по четвергам. В
Тюменякской волости: мельниц — 29, конных обдирок, маслобойка,
бакалейных лавок — 20, мануфактурная лавка, винных — 2, базары в
Аднагулово по пятницам, Райманово по средам, Тюменяке по четвергам.
Кроме того, проводились ежегодные осенние ярмарки Верхне-Троицком и
Аднагулове. В 1881 году их торговый оборот составил: Верхне-Троицкий —
2805 рублей, Аднагуловский — 8230 рублей. Впоследствии Аднагуловская
ярмарка стала одной из крупнейших в Уфимской губернии. Были открыты
трактирные заведения и постоялые дворы в Верхне-Троицком,
Нижне-Троицком, Бишкураево, Тюменяке, Япрыке, Аднагулово, Тюпкильдах,
Кальшалях, Верхне-Бишиндах, Ермухаметово.
Нижне-Троицкая суконная
фабрика вырабатывала армейское сукно. После 1861 года производство на
фабрике значительно расширилось. Если в 1864 году здесь выпускалось
продукции на 52,5 тысячи рублей, то в 1879 году — на 175 тысяч рублей.
За это время увеличилось и количество рабочих со 175 до 508 человек. На
фабрике имелось 12 чесальных аппаратов, 29 прядилен в 1800 веретен, 100
ткацких станков, паровая машина и два водяных колеса.
К концу XIX
века хотя и усилилась техническая оснащенность фабрики, в целом она была
крайне отсталой. Все работе фабрики имели свои дома, домашний скот,
лошадей, земельные участки и получали на фабрике дополнительный
заработок. Но по внешнему виду фабричный мастеровой оставался
крестьянином — те же тулуп, армяк, лапти, валенки, как и в окружающих
деревнях. Фабрика требовала иного дров. Окрестное население вело
большие лесозаготовки. Трудились сотни лесорубов и возчиков. Нужда гнала
крепыш в лес на заработки.
Земледелие все более принимает
торгово-предпринимательский характер. Возрастают площади пахотных
земель, расширяются посевы зерновых и технических культур. Увеличивается
купля-продажа земли.
Это было время земских преобразований: в муках
зарождалось народное образование и народное здравоохранение. По данным
первой всеобщей переписи населения Российской империи, в 1897 году в
Белебеевском уезде знали грамоту лишь 20% мужчин и 11% женщин. Со всего
уезда обучалось в средних учебных заведениях лишь 66 человек и трое в
средних военных училищах.
Ни государство, ни земство не принимало
никакого участия в организации мусульманских школ. В 1870 году мектебы
имелись в селениях: Аблаево, Агиртамак, Аднагулово, Бикметово,
Бишкураево, Букай, Вятки, Ермунчино, Ермухаметово, Верхне-Заитово-2,
Ильчимбетово, Киске-Елга, Нуркеево, Старые Кандры, Старые Туймазы-3,
Туктагулово, Тюменяк, Тюпкильды, Урмекеево, Япрыково. Большинство этих
мектебов открыты в пореформенный период, но некоторые, по преданиям
открылись в XVIII столетии.
В 1861 году открыта Верхне-Троицкая
церковно-приходская школа. С 1785 года она стала двухклассной. Уездная
земская управа открывает в 1877 году в Верхне-Троицке женское училище. В
1883 году открывается Воздвиженская церковноприходская школа. В 1889
году — Николаевская земская школа грамоты.
В Верхне-Бишиндинской
волости кроме мектебов в Туймазах (ныне Старая Туймаза) и Верхнем
Заитово (ныне пригород Октябрьского), других школ не было.
В 1870
году в Верхне-Бишиндинской, Тюменякской и Чукадытамакской волостях
функционировала 51 мечеть. К концу столетия их количество возрасло до
83. Если в Аднагулово, Исмаилово, Тюменяке и других деревнях и селах
было по одной мечети, теперь стало по две.
Огромная масса
крестьянского населения медицинского обслуживания не имела. Только с
введением в 1875 году земских учреждений было положено начало народному
здравоохранению. Белебеевский уезд был разделен на медицинские участки и
они долго еще оставались без врачей. В 1880 году в уезде было только
два врача (один из них земский, 13 фельдшеров, 14 оспопрививателей. На
весь огромный Белебеевский уезд открыта одна больница на 20 коек в
Белебее.
В канун 1883 года в Белебеевский уезд приехала выпускница
женских медицинских курсов Анна Ивановна Веретенникова (по матери
двоюродная сестра В. И. Ленина). Она была назначена земским врачом 2-го
участка с 7 волостями: Богадинская (с деревнями Бикметово, Бишкураево,
Букаево, Булатово, Ермунчино, Туктагулово), Чукадытамакская,
Никольская (Шаранская), Кичкиняшевская. Усень-Ивановская,
Тюрюшевская, Казангуловская. Анна Ивановна полюбила башкирский народ и
за короткое время выучила его язык.
До Октябрьской революции Туймаза
представляла собой маленький железнодорожный полустанок да всего 10-15
домов, построенных торгашами и работниками железной дороги. Селились без
плана, кому где нравилось. Селение административно подчинялось
Аднагуловской волости Белебеевского уезда. Волостной центр Аднагулово —
большое село, когда-то было в нем три мечети, медресе, в котором
обучались юноши со всей округи, ежегодно проводились осенние ярмарки.

Кузьма Сарычев.